Вальтер Скотт

В теченье грозной ночи сей Чудесный свет пылал средь мрака, Сиянья лунного красней, Светлее пламени маяка. Росслина башни озарял, Их погружая в блеск кровавый, Был виден с гаторнденских скал, Сиял до дрейденской дубравы. Горел и в сводах он святых, Где улеглися под иконы, Все в латах кованых своих, Росслина храбрые бароны. Алтарь сиял весь как в огне, Весь как в огне был свод богатый, Иконы рдели на стене, И мертвецов сверкали латы. Пылали роковым огнем Утес, и замок, и долина,- Так пламенеет все кругом, Как быть беде в стенах Росслина. Там двадцать доблестных вождей Хранит богатая капелла, И каждый там в семье своей, А в безднах моря Розабелла. В капеллу клал, их отпевал С надгробным звоном клирос целый Но бурный ветр и шумный вал Над мертвой пели Розабеллой.

Add Comment
0 Коментариев

Оставить комментарий